Гиперболоид режиссёра Гария

Честное слово, я не знаю, отчего Слава Каганович, создавший в свое время театр "Атриум", был вынужден его покинуть (я не люблю батальные истории и не задаю никому лишних вопросов), но зато уже совершенно точно ясно, что это свершилось к лучшему: талантливый, умный, дьявольски энергичный, фанатично любящий театр Слава, мягко говоря, от этого не проиграл. Да что там, ладно - конечно выиграл. И я очень рад за него.

 

Каганович - артист не по профессии. Это его, слава Б-гу, диагноз. А вообще, прав был, по-моему, Саша Гитри, сказавший что-то вроде: "Все люди - актеры, за исключением, пожалуй, некоторых актеров". Этих исключений в театральной компании By The Way, которую организовал Слава, нет.

 

В минувшую субботу на многострадальной сцене "Академии христианских корней", как, хохоча, называл Christian Heritage Academy Сергей Трофимов, прошла премьера спектакля "Тустеп на фоне чемоданов". Я назвал эту сцену многострадальной, потому что она выдержала огромное количество антреприз, сыгранных заезжими звездами "левой ногой". Тонко чувствующий чикагский зритель перестал заполнять зал, опасаясь быть в очередной раз обманутым (и иной раз - зря), но 25 января случился практически аншлаг. Потому что зритель догадывался - Каганович и Марина Карманова будут не играть, а проживать жизни своих героев. Так и получилось.

 

Она разменяла седьмой десяток. Он истратил его уже наполовину. Она потеряла любимого мужа и лучшую подругу. Он - единственного друга и преданную жену. Их связывает память об общих покойниках и тридцать лет дружбы семьями. Она ставит на себе крест и хочет бежать от воспоминаний в другой город. А он пытается доказать, что для них еще возможно общее будущее, в котором может найтись место и для любви, и даже для секса. Последнему пункту в пьесе уделено особое внимание.

 

Вообще-то, как сказал Марк Захаров, поглядев на игру примы своего Ленкома Инны Чуриковой в паре с Геннадием Хазановым в антрепризной постановке этой пьесы Леонидом Трушкиным (в том варианте она названа так, как того хотел автор - "Смешанные чувства"), "вещь Ричарда Баэра - верх пошлости даже для видавшей виды российской сцены".

 

И тут необходим реверанс в сторону режиссера чикагского спектакля Гария Черняховского, который мастерскими мазками "закрасил" лишнее, оставив проникнувшихся его идеями артистов наедине друг с другом и материалом. И первые успешно справились с последним. Выстроили, как и хотел режиссер, гиперболоид пусть и смешанных, но теплых чувств (гиперболоид состоит из двух древнегреческих слов, которые переводятся как гипербола и внешность или вид).

 

Марина Карманова играет то озорно и лукаво, то вдумчиво и серьезно, то смущается, как девочка, но ни разу не позволяет себе тех вульгарных ужимок, с которыми некоторые большие артистки порой читают самый невинный текст. За всей этой чепухой Карманова играет женщину с большой буквы, способную тридцать лет хранить верность мужу, а в шестьдесят влюбиться снова, строгую к себе, но всепрощающую по отношению к другим, не молодящуюся, но и не потерявшую вкуса к жизни - красивым нарядам, танцам и малине в феврале.

 

В начале спектакля - простой расчет. В финале - жизненная необходимость. Комедия оборачивается мелодрамой, не самым подходящим жанром для истории о пожилых людях. Эта вечная тема возраста, одиночества и потребности в любви - в драматургическом аспекте - помнит куда более сильные решения: достаточно вспомнить легендарную мхатовскую постановку пьесы Освальда Заградника "Соло для часов с боем" или спектакль Театра Моссовета "Дальше - тишина", в котором блистала Фаина Раневская.

 

Но то - пьеса.

А сделана и сыграна она была отлично.

За что коллективу By The Way - большое спасибо.

 

Живем! Пока живется...

 

А. Мишин.