Интервью в "Зелёной" гостиной

Так получилось, что Зеленая Гостиная постоянно приглашает заезжих звезд. Но нам очень хотелось, чтобы нас посетил наш, чикагский человек, которого мы все знаем и любим. Нужен был повод. Повод представился. 12 февраля собираемся в театре BytheWay на спектакль «Голос». Это одноактная инсценировка одноименного рассказа писателя-фантаста Севера Гансовского.

 

Несмотря на фантастический сюжет, это спектакль о нас и о нашем времени, о таланте и одержимости.

В спектакле звучит великая музыка, а удивительная судьба главного героя не оставит Вас равнодушными и заставит задуматься.Что такое талант? Это подарок природы, результат кровопролитной работы над собой или химическая реакция, которой можно управлять?

 

Вот по сему поводу мы и затащили в нашу гостиную Вячеслава Кагановича, который является основателем первого в Чикаго русскоязычного репертуарного театра Атриум, одним из руководителей которого он был в течение десяти лет. В 2011 году Вячеслав создал новый коллектив, который и получил название ByTheWay.

 

Вы уже поняли, что сегодня у нас в гостях Мельпомена? Мы будем говорить о театре…

 

- Слава! «Любите ли вы театр так, как я люблю его, то есть всеми силами души?»

- Сколько существует театрByTheWay, сколько человек в труппе?

 

- Около 6 лет. Но начнём с того, что это вообще не театр. У нас в Чикаго нет театра. Говорить о существовании театра в наших условиях – это абсурд. Театр – это дом. Ни у кого, надувающих щёки и говорящих, что они – театр,такого дома нет. Театр – это сцена…


- Атмосфера


- Совершенно верно. В лучшем случае нас можно назвать народным театром. Действительно есть люди, которые в той жизни закончили театральные институты и стали актёрами. Но они этим не зарабатывают себе на жизнь. Стало быть – это не профессия. Они профессионально подготовлены для этого, но назвать их профессиональными актёрами нельзя.


- Профессионал живёт этим.


- Конечно. В США профессиональных артистов, которые выпускают учебные заведения, и зарабатывают на жизнь актерской профессией, наверное, пять процентов. Остальные вечерами приходят в какой-то театр, отработав рабочий день где-то в другом месте… Вот в Чикаго - четыре муниципальных театра, которые существуют за счёт городского бюджета. Все остальные - за счёт пожертвований.
Если бы у нас нашлись люди, которые спонсировали бы наш коллектив, было бы замечательно. Появилось бы своё помещение, свои гримёрки. Я бы не бегал за полчаса до спектакля и не восстанавливал свет. Любой человек, связанный с театром, скажет, что за полчаса поставить

свет невозможно.


- Получается, что у вас нет нормальных условий для репетиций, для постановки пьес?


- Конечно. То, что мы делаем, могло быть по качеству на 300, на 500 процентов лучше. В тех помещениях, которые мы снимаем, это – не трогать, это – нельзя, туда – не ходить, сюда – не ходить… Это реальность, в которой мы существуем.


- Значит, не всё так здорово, как выглядит со стороны?


- Ну, это наша, внутренняя, «кухня», которая мало волнует зрителей. Зрителю до этого нет дела. Люди ходят в театр за эмоциями. Их не интересует, какой ценой мы даём им эти эмоции.
Так вот, возвращаясь к вопросу о профессионально театре. Даже несмотря на то, что в театре играют профессиональные актёры в прошлой жизни, мы зарабатываем на жизнь другим. А это для нас – хобби. Поэтому, говорить о том, что в театре играют больше или меньше актёров, получивших образование, - абсурд.  Инженер, который не чертил 25 лет - уже не инженер. 

Артист, который не играл 25 лет, потерял многое.

 

- Слава, но говорят же, что талант не пропьёшь. Если талант есть, навыки можно восстановить. Это, как ездить на велосипеде – никогда не забудешь, как это делается.


- Естественно, талант – есть талант. Но есть и другие вещи. Такие, как профессионализм и полная отдача. Например, режиссёр говорит артисту, что бы тот сделал что-то, и артист сразу делает, без труда. С первого раза. Я хожу в американские театры. Я снимаю шляпу перед ними. Эта совершенно невероятная энергетика…


- Театры-то маленькие, артисты играют совсем рядом.

 

- Да, они находятся на расстоянии метра. Я вижу эти глаза, я слышу дыхание. Я не вижу артиста, играющего роль, я вижу человека, который находится в другой оболочке, в образе...

- Недавно я смотрел спектакль “BadJew”. И сидел в метре - двух от актёров. Я прекрасно понимаю, о чём вы говорите. Эти актёры не играли. Они жили на сцене.  А, скажем, Джим Кери, Камерон Диаз, Леонардо ДиКаприо… У них нет актёрского образования и, тем не менее, играют не хуже тех, с образованием.

- Есть масса наук, которые актёр должен пройти, надо постоянно повышать свой уровень. Мы сможем запросто достичь таких высот, когда у нас будет свой дом-театр.


- Если у вам нет своего помещения, где вы репетируете?


- Дома. У всех есть  дома с подвалом. Там всё это и происходит.


- Кто делает декорации?


- Это большая проблема.  В смысле не изготовить их, а хранить. Я даже по радио обращался за помощью. Спасибо Игорю Глузману, у которого есть склад. Он выделил нам кусочек помещения, чтобы мы могли всё это там хранить. Кроме того, те декорации, которые сделала наш художник Инна Ратнер - это же шедевры. Какой мир Шагала она создала! Я с ужасом думаю, когда этот спектакль перестанет играться, то эти вещи пропадут. Это произведения искусства. Это не куски фанеры, на которых намазали краски. Где это всё хранить?
Меценатов в Чикаго нет. Богатых людей очень много, но их это не интересует. Я пытался устраивать благотворительные концерты с обедами. Очень странно, когда приходит человек на такое мероприятие, ест и пьёт, смотрит двухчасовой с антрактом концерт и выписывает чек на $30.
Я когда такое вижу - отчаиваюсь. Есть много людей, для которых $300 - $500 - не деньги. Мы же - non-profitorganization. Все пожертвования можно списывать, как благотворительные ассигнования. Я же не прошу эти деньги для себя. Прошу поддержать русский театр. Я вижу, что это нужно людям. Я знаю, что доношу до зрителя театральный продукт высокого качества. Если Леонид Рахельгауз, посмотрев наш спектакль о Шагале "Цвет Любви", говорит мне: "Слава, приезжайте, я поставлю вас в репертуар. В субботу и воскресение вы сыграете четыре спектакля". Московская театр-школа ставит драмкружок из Чикаго в свой репертуар - это говорит о многом.
Вот говорят: "Нет пророка в своём отечестве". Недавно призежал Сергей Юрский со спектаклем по этой же пьессе. Зал стоя аплодировал мастеру, которого я обожаю. А спектакль был так себе. Люди пришли на Юрского. Но спектакль не о Юрском, а о Шагале. 


- Простой обыватель может по-настоящему оценить, хороший спектакль или плохой?


- Можно сказать: пронял спектакль или нет. Тот спектакль не пронял. Но люди увидели великого артиста. Неважно что он делал: стоял на руках, рассказывал анекдоты, играл Шагала.


- Кто организовал ваш коллектив?


- Я создал его после того, как ушёл из «Атриум»… Сейчас у меня маленький коллектив. Это люди, которые мне верят, знают, что я не обману, не подведу в сложной ситуации. Это люди, которым нравится заниматься тем, чем мы занимаемся.


- Как называется ваша студия?


- «By The Way”. Название придумала замечательная Анечка Гоман. Она занимается у нас синхронным переводом. Так что, большое ей спасибо.


- Ездите на гастроли или играете только в Чикаго?


- Недавно я беседовал с Иосифом Леонидовичем Рахельгаузом, художественным руководителем Театра-Школы современной пьесы в Москве. Он поставил более 200 спектаклей. Мы ездили в Москву со своим спектаклем, по Шендеровичу. Он позвал нас сыграть «Айдонт андерстэнд». Мы сыграли два спектакля. Это уже другая история. Это была бомба. Он предложил нам приезжать и играть постоянно, тем самым включив спектакль в репертуар театра.


- Согласились?


- Отказались. Ездить туда на заработки – смешно. А когда мы уехали, эту пьесу купил Владимир Этуш и в 2014 получил премию "Звезда театрала" за этот спектакль, как лучшую репризу года. Кстати сейчас спектакль по этой пьесе играют Альберт Филозов и Татьяна Веденеева. Спектакль называется "Последний Ацтек"
Вот интересно. Я сейчас играю "Голос", который Этуш играл в 1968 году в телевизионном фильме.

А Владимир Абрамович Этуш играет сейчас ту роль, которую я привёз в Москву.


- Расскажите о предстоящих спектаклях.


- Один спектакль называется «Голос». Это одноактный моноспектакль по мотивам рассказа Севера Гансовского. Я его поставил к своему 60-летию.
Второй спектакль - «Шагал. Цвет Любви». Я познакомился с автором пьесы Зиновием Сагаловым. Он живёт в Германии, в Аугсбурге. Это удивительное произведение. Я когда прочитал его, оно меня тут же захватило. Название оригинала "Полёты с ангелом (Седьмая свеча).
В спектакле «Шагал. Цвет Любви» по пьесе Зиновия Сагалова играет Марина Смолина. Она – профессиональная актриса, работала в ленинградском театре. Это её спектакль. Это её роль. Она работает виртуозно. Вот для меня счастье – это когда люди, поставившие крест на своей профессии, пройдя через недоверие, апломб, высокомерие чьё-то, имеют возможность вернуться и раскрыться в самодеятельном коллективе. Мы не надуваем щёки, мы говорим: «Да, мы – самодеятельность». Вам нравится, купите билет, придите на спектакль, вам не нравится – не утруждайте себя.
Мне главное – видеть глаза зрителя. Когда после спектакля люди подходят ко мне в слезах и я вижу, что у взрослого мужика трясутся руки…


- Его проняло?

- Точно, проняло, зацепило. И я счастлив видеть счастливые глаза и Марины Кармановой, и Марины Смолиной. Для меня – счастье то, что эти люди вернулись к своей профессии и живут на сцене. Исходя из отзывов, могу сказать, что спектакль получился.


- То есть, вы не впервые играете его.


- Мы играли уже этот спектакль в Чикаго. Это будет седьмой раз. Премьера была в мае прошлого года. Мы возили его в город Миннеаполис. Был аншлаг. Спектакль получился. Нас не отпускали со сцены минут 15. Зал апплодировал стоя.


- Почему Миннеаполис, а не Нью-Йорк? Не Израиль?


- Для них, драмкружок из Чикаго - это никто. Это Тютькин из Урюпинска. Вот я разговаривал с продюсером из Израиля, который возит театральные коллективы. С которым меня познакомил Игорь Губерман. Я послал этому продюсеру видео. Он посмотрел - речь шла о спектакле "Айдонт андерстенд". Он сказал, что совсем недавно приезжал одесский театр со спектаклем по этой же пьесе с Олегом Школьником, народным артистом Украины, в главной роли. «Ваш спектакль в 10 раз лучше, - сказал он, - я получил с женой колоссальное удовольствие, просмотрев видео». Но за нас он браться отказался. Сказал, что прогорит по причине того, что у нас нет ни одного народного артиста. Кто на нас пойдёт?
То же самое и в Нью-Йорке. Для того, чтобы организовать мероприятие в Нью-Йорке, нужно вложить серьёзные деньги. Речь идёт о десятках тысяч долларов. Надо дать рекламу, снять зал, распостранить билеты. В Миннеаполисе рекламы уже не надо. Первый раз человек вложился, зная меня ещё по "Атриуму". Был успех. Поэтому там достаточно вывесить афишу.
Мне очень важно мнение людей, которые разбираются в искусстве. Поэтому я всегда посылаю свои работы Вениамину Смехову, Рахельгаузу, Дине Рубиной, которая - мой большой друг. Она всегда пишет очень развёрнутые рецензии, а не просто - молодец и всё. Юлий Ким, Саид Багов - заслуженный артист России, режиссёр Сергей Каковкин - тот, который ставил "АйДонт Андестенд", Арнольд Швецов.


Часто можно услышать: "А  чё ходить на спектакль. Наверное, очередная самодеятельность". Человек не видел этот спектакль и вот так судит.


- Да уж, есть такие: обгадить - хлебом не корми.


- Поделитесь планами на будущее.


- Планы есть. Планы большие. Дай бог, чтобы всё осуществилось. В первую очередь, надо найти средства для существования. Я ищу человека, который бы занялся этим и получал бы большие комиссионные. Так что, если кто-то хочет этим заняться - буду рад. Мечтаю о том, чтобы кто-то над нами взял шефство. Мечтаю о том, чтобы открыть двери и сказать: приходите, бесплатно!
И театральный критик нужен. Хороший, который взял бы на себя смелость сказать, что в драмкружке Чикаго спектакль лучше, чем у народного артиста Юрского. Я не могу этого сказать, а критик может.


- Слава, где можно купить билеты?

 

- Билеты можно купить перед спектаклем, в помещении "NorthbrookTheater" за $30. Либо на нашей странице в интернете www.bythewaytheater.com за $25. Так что, если вы хотите получить сильные эмоции, получить от спектаклей то, что вы хотите получить и не пожалеть потраченные деньги и время, приходите.

 

 

========================================

От редакции. Нам кажется, что тратить свое время и деньги на проведение дорогих банкетов в русских ресторанах, разумеется, здорово, но очень хотелось бы, чтобы в русской общине Чикаго были бы еще и настоящие меценаты, которые готовы были бы поддержать труд талантливых коллективов, таких, как театр Вячеслава Кагановича, как детский театр «Браво» и многих других. Если мы с вами потратим копеечку на поддержку наших, чикагских театральных коллективов, то просто будет интереснее жить в нашем замечательном городе. И поверьте, талант чаxнет, если его не поддерживать… Слишком мы погрязли в бытовыx проблемаx и забываем о высоком искусстве. Ведь, кто знает, может быть, когда-то, мы с вами будем гордиться, что жили в одном городе и поддерживали такие чудесные театральные коллективы. Короче, без громкиx слов! Пошли на спектакль, господа чикагские театралы! Поможем своим друзьям. Они делают xорошее дело, и делают его профессионально и просто здорово!

 

www.rumixer.com